Сексуальность

Сексуальность
  • В большинстве обществ сексуальность считается делом интимным и не поддается непосредственному наблюдению. Это заставляет ученых прибегать к услугам информаторов и к анализу косвенных данных (мифология, искусство, обряды и т. д.). Поведение, осуждаемое культурой, зачастую скрывается или преуменьшается степень его распространенности; о некоторых аспектах сексуальности говорить вообще не принято. Если информатор рассказывает, что дети рождаются не в результате полового акта, а вследствие контакта женщины с каким-то священным предметом (такие представления существовали у многих народов), этнографу ясно: он имеет дело с мифологическим представлением. Однако, как быть, если информаторы отрицают наличие в их обществе гомосексуализма или мастурбации? Действительно ли такие факты им неизвестны или о них просто умалчивают в силу каких-то религиозных или моральных запретов? Сам исследователь этнограф также не беспристрастен. Задаваемые им вопросы и то, как он их формулирует, тесно связаны е представлениями и нормами его собственной культуры. Преодолеть невольный этноцентризм (склонность воспринимать и оценивать чужие нравы и обычаи по своим собственным привычным стандартам) весьма непросто.

Исследования

  • Нельзя не учитывать и многообразие объектов исследования. Далеко не одно и то же изучать:
  1. реальное поведение членов данного общества, характерные для них формы сексуальной активности
  2. их установки и ценностные ориентации, то, как они относятся к данным явлениям,
  3. социальные институты, в рамках которых протекает и которыми регулируется половая жизнь, например, формы брака и семьи,
  4. культурный символизм, в котором осмысливается значение сексуальности и ее проявлений, например, религиозные представления о природе половых различий, сущности полового акта и т. п.,
  5. обряды и обычаи, посредством которых оформляются соответствующие действия (брачные обряды, инициации, оргиастические праздники) и от которых во многом зависит их значение для участников. Все эти явления одинаково важны и взаимосвязаны, но их изучение предполагает разный круг источников и разные способы интерпретации.

Междисциплинарное сотрудничество и кооперация наук

  • Несмотря на сильные интегративные тенденции, междисциплинарная разобщенность в общественных и гуманитарных науках так же велика, как и в естественных. Один и тот же факт социолог интерпретирует с точки зрения его значения для функционирования данного социального организма, психолог — с точки зрения его влияния на развитие личности, культуролог — с точки зрения его символического содержания и т. д. Однако, чем глубже уходят монодисциплинарные исследования, тем сильнее потребность в междисциплинарном сотрудничестве и кооперации наук, причем не только близких, но и принадлежащих к разным отраслям знания. Ни детерминацию половой принадлежности, ни психологию половых различий, ни закономерности сексуального поведения, ни психосексуальные аномалии нельзя понять, оставаясь в пределах одной науки или даже отдельной отрасли знания. Наиболее остро встал этот вопрос в медицине: кто и как должен лечить больных с сексуальными нарушениями, например, с расстройством эрекции или эякуляции? Сегодня эти вопросы могут легко решиться с помощью таких препаратов, как: Tadarise 20Vilitra 20Eregra 100Poxet 60. Поскольку раньше этим занимались и урологи, и эндокринологи, и невропатологи, и психиатры, долгое время считалось, что сексопатология как особая медицинская специальность вообще не нужна. После того как опыт показал ложность такой установки, на смену ей пришла другая, которую Г. С. Васильченко называет концепцией «комплексного обслуживания»: сексопатолог выполняет функции диспетчера, координирующего связи между урологией, эндокринологией, невропатологией и психиатрией. Эта концепция, помимо организационных неудобств, предполагает, что все сексуальные расстройства — нечто вторичное, следствие каких-то других заболеваний, что явно противоречит клиническому опыту.
  • Отсюда следует предложенный Г. С. Васильченко системный подход, предполагающий выделение сексопатологии в особую клиническую дисциплину, которая тесно связана с «материнскими» науками, но не сводится к ним и имеет свой собственный категориальный аппарат, методы и т. д. В последние годы этот принцип официально принят советским здравоохранением и вполне себя оправдывает. В философско-науковедческих терминах речь идет о переходе от монодисциплинарного подхода к комплексному и от него — к интегративно-системному.